Оборудование для Rebrew обошлось более чем в $200 тыс. Интервью Дмитрия Шоломко

Интервью
Дмитрий Шоломко, директор «Google Украина» и акционер нового пивзавода Rebrew в Броварах, в эксклюзивном интервью агентству «Интерфакс-Украина» рассказывает о том, почему он решил инвестировать в пивоварение, раскрыл некоторые подробности бизнеса, рассказал об инвестициях.

— Почему пиво?

— Хорошее пиво – это важный комплимент в развитии культуры. Есть фраза, которую приписывают Франклину: «Пиво является доказательством того, что Бог любит нас и хочет, чтобы мы были счастливы».

Мне казалось, что культуру потребления пива в Украине не совсем правильно понимают, и мы с группой друзей захотели создать проект, который будет это понемногу менять. Отсюда и название – Reformation Brewery, то есть преобразование, ренессанс. Пивоварение — это искусство, и мне захотелось поменять культуру потребления пива, чтобы люди получали удовольствие от него без негативных последствий, как это происходит с любым искусством.

Чтобы расставить все точки над «і» – это не мой завод. Я вдохновитель этого проекта, но всей работой занимаются другие люди. Я председатель совета директоров, акционер, но даже не владелец контрольного пакета.

 

— Какова ваша доля в проекте?

— Очень сложно об этом говорить, поскольку уставный капитал еще формируется, а некоторые подразделения взаимодействуют между собой. Я не могу назвать точную цифру, но это не контрольный пакет акций.

Проект работает по принципу «Friends&Family Funding»: много друзей зашло в проект, хотя некоторые очень долго над этим думали. У нас есть планы, которые требуют капитала. Но многие вещи еще туманны.

— Какой объем выпуска пива на заводе?

— Варка – 1200 л, то есть 1 тыс. л в чистом виде, девять ЦКТ – восемь двухтонных и один однотонный. Возможно, надо будет расширять однотонные ЦКТ – они быстрее варятся.

Среднюю производительность завода довольно сложно определить, она сильно зависит от типов производимого пива. Завод не маленький, но и не большой: он четко вписывается в лицензию малой пивоварни – при максимальной загрузке завод может произвести 1 млн л пива в год. Но в этом есть смысл, если это пиво продавать, но для этого нужно еще развить наш рынок.

— Вы строили завод с нуля или переоборудовали существующий?

— Мы закупили итальянское оборудование Meccanica Spadoni, а помещение раньше было складским.

— Что включает ваш начальный ассортимент пива?

— Сейчас есть четыре первых сорта Rebrew: IPA в американском стиле с ароматом тропических фруктов, грейпфрута и лайма, IPA в вермонтском стиле, пшеничный эль с добавлением кориандра и апельсиновой цедры, а также стаут с добавлением кофе. Еще несколько других интересных сортов дозревают.

Пивовары – как художники. Очень чувствуется, в хорошем или плохом настроении пивовар варил пиво. Наши пивовары – пока, очевидно, в хорошем.

— Какие у вас каналы реализации продукции?

— Пока только пабы. Чтобы идти в ритейл, нужно иметь оборудование для разлива в тару, а у нас его пока нет. Тару думаем брать стеклянную. Гостомельский завод обеспечивает стеклотарой половину Европы, их тара отличного качества и стоит копейки.

Но нужно учитывать, что оборудование на заводе новое и пока хорошо себя зарекомендовало, но как поведет себя пиво в бутылке, мы еще не знаем. Соответственно, мы не будем выходить в розницу без надлежащей подготовки: а вдруг пиво постоит месяц, скиснет, и мы подпортим себе репутацию. У нас нет необходимости на этом предприятии выживать, поэтому мы не торопимся, надо убедиться в максимальном качестве нашего продукта.

— Почему вы решили открыть завод именно в Броварах?

— Везде были очень большие сложности с подключением к сетям. Это касается и газа, и воды, и электричества. Были ситуации, когда мы высылали документы с запросом о возможности подключения к сетям, и на 29-й день из 30, которые у них есть на ответ, получали ответ: у вас в этом документе нужно это подправить. Мы направляли пакет документов еще раз, и в конце следующего месяца они находили еще какой-то недочет. И так могло длиться месяцами.

Самый главный аргумент, почему мы открыли завод в Броварах – мы купили помещение, подключенное к подстанции, которая была частью территории. Это решило очень много проблем. И вода там хорошая оказалась, не нужно делать очень глубокую скважину, чтобы достать воду на пиво. Также у этого завода хорошая локация с точки зрения логистики.

Кроме того, довольно легко было работать с властью Броваров. Они объясняли, с кем и о чем нужно говорить, подсказывали, что может быть не так, и что нужно сделать, чтобы устранить возможные недочеты. Я это воспринимаю, как заботу властей о том, чтобы бизнес заходил в их город.

— Вы рассматривали только Киевскую область?

— Да. У нас довольно большое количество потребителей хорошего пива в регионах – в Харькове, Днепре, Львове, но главным центром все еще остается Киев. Поэтому с точки зрения логистики целесообразно было организовывать производство в Киевской области.

Наше пиво в феврале уже завезли в Одессу, Харьков и другие города.

— Какова сумма инвестиций в этот проект?

— Пока сложно сказать, ее еще подсчитывают, но сумма явно внушительная: только одно оборудование обошлось более чем в $200 тыс., а еще земля и другие расходы. Это финансово тяжелый бизнес.

— Что было самым сложным для вас при запуске пивоварни?

— Перейти из онлайна в оффлайн. Понимание, что в этом деле я всего лишь любитель. Многому нужно было научиться и многое узнать.

Была одна забавная история. Я по образованию инженер-теплоэнергетик, занимался системами автоматизированного проектирования работы электростанций. У меня в университете был предмет «термодинамика» — я не знал, зачем она вообще нужна, и рассчитывал, что все-таки стану программистом, а не инженером-теплотехником. А когда мы заказывали оборудование, мне пришлось спорить с итальянскими партнерами об эффективности работы парогенератора, от которой сильно зависит энергопотребление во время варки пива и соответственно его качество. Я никогда не думал, что термодинамика мне может пригодиться, и тут мне пришлось садиться, читать учебник по термодинамике и вспоминать то, что когда-то давно учил.

— Будете делать маркетинг пивоварни на своей персоне?

— Нет, ни в коем случае. Это слишком неправильно. Я хочу, что люди любили это пиво не потому, что это «Google-пиво», а потому, что это хороший и качественный продукт. Я верю, что мы можем стать известными, не используя мое имя. Тем более что я только совладелец, и сам пиво не варю.

— А как отнесся к идее пивоварни Google?

— Очень спокойно. Конечно, я получил все необходимые согласования и разрешения на то, чтобы заняться бизнесом, но пока я не инвестирую в компанию-конкурента Google, никто не против.

— Когда вы будете принимать решение о развитии проекта?

— Сейчас мы ожидаем окончания аудита. Хочется понять, сколько денег мы в это вложили. Конечно, следующий шаг – это розница. Для нас очень важна репутация. Мы собираем фидбек, и как только увидим, что можно двигаться дальше, сделаем это. Розница – это большой объем, большая логистика. И пока мы не увидим, что у проекта есть репутация, мы не будем это делать.

— Какая конечная цель проекта?

— Есть несколько путей развития. Есть мировая тенденция — большие компании выкупают так называемые «крафтовые» заводы. Как мы будем развиваться — еще не знаю, увидим.